18 августа 2009 г.

Край Архангельский. День 12

Перепубликация из ЖЖ
К содержанию

12 августа (среда). Дорожный тест на выносливость


(примерная схема наших передвижений на 12 день; подробнее ее можно рассмотреть в Google)

Общее расстояние: 560 км.
Из них грунт: порядка 200 км.



Засыпали мы в "черном ничто", а проснулись посреди цивилизации, но, что странно, в относительно чистом месте. Северная Двина - красивая река, но пейзаж, открывавшийся с нашей стоянки, не оставлял места сомнениям на тему промышленной обжитости этого района. С раннего утра туда-сюда сновал паром; ехали какие-то грузы по воде. Все-таки, Северная Двина в первую очередь крупная транспортная артерия, и уже во вторую - дикая река, пересекающая Архангельскую губерню.
Последним аккордом цивиллизации (окончательно нас добившим) стал приход местных дачников на купание в тот момент, когда мы складывали остаток пожитков;))
Это был день самого большого перегона, и с самого начала было понятно, что в обычный и предпочтительный график "встать в 12 - найти стоянку засветло" мы не укладываемся. Накануне мы долго спорили, как пострить поиски стоянки. У меня в голове крутилось 2 варианта: либо встать рано (чуть ли не на рассвете) и ехать до самого вечера, чтобы к началу темноты уже искать место на Челмужской косе. Либо отоспаться до изнеможения, стартовать в середине дня и устроить еще один ночной перегон, чтобы искать стоянку уже под утро (при свете). Второй вариант имел один существенный минус: последующая за длинным перегоном дневка в любом случае почти целиком ушла бы на сон.

При любом раскладе мы проезжали через Каргополь.
Было целых два варианта дороги до Каргополя: либо по асфальту М8 до Долматово и на Каргополь (как мы ехали в Архангельск), либо по новой для нас трассе через Плесецк. Через Плесецк (как нарисовано на карте) было ближе, но состояние дороги - не понятно; через Долматово - заведомо по асфальту.
Любопытство заставило сделать выбор в пользу Плесецка.
В Каргополе планировался обед, после чего вариантов уже не оставалось: Каргополь - Пудож - Челмужи. Учитывая бетонное начало этой дороги (еще в начале пути мы немного прокатились по ней, когда ехали в Красную Лягу, где, собственно, и оставили рессору), мы рассчитывали хотя бы на какое-то покрытие (тем более, что мне доводилось читать, будто от границы с Архангельской областью по территории Карелии это чуть ли не автобан).
Но вернусь к идеологии передвижений.
Помимо потенциально проспанной дневки в случае "позднего" варианта, народ сильно смущал еще один момент: троим из нашей орды хотелось побывать в Каргополе в разумное рабочее время, чтобы еще раз посетить центр народного творчества. Кажется, на тот момент никто не осознал еще весь масштаб запланированного перегона;) Но тем не менее, за основу еще с вечера был избран "ранний" вариант.
Обстоятельства сложились по своей собственной схеме;) Мы встали по будильнику, но, не рано (слишком поздно мы встали на ночлег накануне). Пока купались-умывались в Северной Двине с офигенным течением... Пока поотмывали остаток вещей от беломорской няши (она нас преследовала и накануне, и даже существенно позже, уже в городе). Потом, как обычно, долго прособирались (заменив, правда, завтрак некими бутербродами, что сэкономило целый час болтания с котлами). Выехали мы уже в районе 12-ти дня.
Первой неожиданностью было то, что поворота на Плесецк из указанного на карте населенного пункта не оказалось. Но чуть ранее (ближе к Архангельску) мы еще накануне видели соответствующий указатель, так что пришлось чуть увеличить крюк и вернуться в Емецк.
После поворота дорога по-началу радовала. Небольшие участки грунта дополнялись неработающим перетоком, но в целом перегон оставлял положительное впечатление. После Плесецка дорога потянулась по деревням, где наше передвижение начали замедлять ограничения скорости и дорожные работы. Наверное, стоило изначально выбрать путь через Долматово, но в Плесецке менять решение было уже поздно.
Чем ближе мы подъезжали к Каргополю, тем больше дорога напоминала трассу Вытегра - Каргополь (в целом это ведь единая трасса, проходящая через два региона), поэтому к Каргополю мы были достаточно измотаны. Как и в случае с дорогой из Мезени, больше всего рекламаций на наши передвижения поступало от пассажиров. А вот, кстати, Димон, всю дорогу руливший Нивой, стойко держался.
Пока мы все толпой ждали обеда в Каргополочке, было высказано первое предложение не ломиться до Челмужской косы: уже было ясно, что мы никуда не успеем засветло; а держаться до рассвета никто не планировал. Рассматривались как самые упаднические варианты (озера по пути, в том числе, Кенозерский заповедник), так и более близкие места на Онеге. На голодный желудок много и долго спорили. Лишь после еды пришли к компромиссу: ищем стоянку в заливе около населенного пункта Онежский. Между блюдами, переваривая первые салаты, мы даже выделили на карте несколько дорог, по которым планировалось попытаться доехать до воды в первую очередь.
Вопреки нашим надеждам, асфальт, превращающийся в бетонку, не сохранил покрытия до Пудожи. Видимо, автобаном эту дорогу называют те, кто много ездил через Вытегра - Каргополь;) Плохой асфальт в перемешку с грунтом хорошо дополнялся отрезком в Кенозерском заповеднике, по сравнению с которым Сортавальская трасса отдыхает. Наверное, основные силы за день съел именно этот учаток.
Пудож мы прошли транзитом, но достигли Онежского уже в кромешной тьме. Снова пришлось искать стоянку без света. Еще один сюрприз нам приподнесло полное несоответствие дорог на карте с ситуацией в реальности. Все дороги выходили к лодочным сараям, а нужной отворотки в лесу просто не было (там была дорога до деревни, которая, по нашим представлениям, должна была быть нежилой... но дорога то должна была остаться!). Забегая вперед, скажу, что дорога таки была, но наше счастье, что мы ее не заметили!
Через некоторое время мы нашли некую узкую и неочевидную отворотку в сторону воды (почти у самых сараев). Ванич с Колянычем были отправлены в качестве пешего передового отряда, который должен был зафиксировать проходимость. Вернулись штурмана не быстро, но зато довольные - впереди - Онежская вода и, по их представлениям, нормальный подъезд. Единственное, о чем они предупредили, так это о низких деревьях, из-за которых рекомендовалось сложить антенны.
Как мы туда заехали, ничего не видя, до сих пор не понимаю: высоченная трава... огромные камни... И никто ведь ничем не зацепился. А самое сложное препятствие проскочили на "раз - два", даже не высаживая пассажиров.
Доехав до открытой местности, Патриот уперся бампером в камень. Начались разговоры о том, как его объехать, чтобы выехать на поляну, но они были прекращены на корню. Все. Мы приехали!
Палатки рассредоточились по лесу. Мы с Серегой и Кирюндель с Кристиной - встали на берегу. Костер весело зашуршал - не набольшой полянке, расположенной от дороги за импровизированным деревянным шлагбаумом. За всю поездку это была первая ночевка в лиственном (и потому загадочном) лесу.
Несмотря на усталость, долго и упорно никто не ложился; все ждали приготовления мяса, купленного еще в Архангельске и замаринованного Ваничем, кажется, вечером предыдущего дня (чтобы не пропало). Вкуснейшее мясо уже в полусне запивалось беломорской горькой настойкой и немного оттенялось сильным ветром и волнением на Онеге. На завтра была назначена дневка, как награда за почти 600-километровый перегон по непростым дорогам.

Показательно, что за весь день ни один член экипажа не сделал ни одной фотографии...

Продолжение следует...
К содержанию