30 ноября 2011 г.

Онежский полуостров: неудача августа 2010

Попытки написать отчет об этой поездке также, как и с Рыбачьим 2010, были завязаны на "дружественное автомобильное издание" (вот ссылка на первый пост отчета). Но пора рассказать и об этом "безумии". Далее я скопирую текст, опубликованный у бывших партнеров, и дополню его фотографиями и кое-какими комментариями. Комментарии буду выделять курсивом...

Ссылка на предыдущую автомобильную поездку в Архангельскую область.
Ссылка на командировки в Северодвинск / Архангельск (ссылка 1, ссылка 2).



Совершенно неосмотрительно я пообещала в свое время дополнить свои сжатые заметки с Рыбачьего дополнительными фотографиями и полным отчетом о путешествии на Кольский полуостров. Однако, подготовка материалов по итогам последнего выезда «малость задержалась». А все потому, что Рыбачий на самом деле планировался как тренировка перед более масштабным и совершенно безумным мероприятием: поездкой в один — два экипажа на Северный Урал. Оттренировались мы отлично. Об этом я напишу чуть позже (ну а применительно к сегодняшним реалиям - уже написала). Но некоторые моменты все же были признаны продуманными не до конца. Так что планируя «блудняк года», мы отдавали ему все силы и время.

Так прошел месяц с возвращения с Кольского полуострова.

И я бы с удовольствием порадовала бы читателей тем, что наши мечты относительно Урала близки к реализации. Рассказала бы о том, как оно — гнать подготовленные машины (которые больше 90 км/ч ходить не любят, а еще очень сильно шумят и раскачиваются) на 2600 км за трое суток... или ломаться там, где до ближайших людей сотни километров. Но проклятые лесные пожары поставили нам такие палки в колеса, с которыми бороться было бесполезно. За 3 суток до предполагаемого выезда на «мероприятие года» из района, где планировалось «заходить» на машинах в горы (Вижай), была объявлена эвакуация населения.

Сказать, что мы были огорчены — не сказать ничего. Мало того, что вся подготовка и сборы впустую. Гораздо обиднее, что мечта увидеть горы, разделяющие Европу и Азию, загнать туда машины (пускай для них это и мог бы быть путь в один конец)... отложилась как минимум на год. Сейчас, кстати, поездка задержана уже на 2 года. Что делать... обстоятельства...

Понимая, что первоначальные планы уже не осуществить, мы начали спешно менять цели. Под Урал было зарезервировано 2 недели драгоценного отпуска. Маршрут готовился с осени прошлого года: по крупицам собиралась информация, люди. Продумывались варианты ремонта и эвакуации машин в случае «нештатных ситуаций». А посему тратить сейчас вожделенные 2 недели на рандомно-выбранное направление не хотелось. Так что отпуск был оперативно сокращен до недели и переориентирован на другую точку, куда давно хотелось съездить: Онежский полуостров Белого моря.

Это из Москвы Белое море со стороны мурманской трассы и оно же со стороны Архангельска — одинаково достижимы. Из Питера до Архангельска напрямик вроде бы близко, но из-за отсутствия нормальных дорог приходится ездить в объезд чуть ли не через Вологду. Это делает Белое море «с того конца» наиболее редко посещаемым гостями из СПБ. По этой причине и мы до сих пор не заезжали в этот уголок Северо-Запада. А тем не менее, край это казался нам не менее самобытным и особенным, чем любимая мной Карелия.

Так за пару суток до выезда у нас сформировался новый план. Тот же экипаж в 3 человека, та же машина, неделя и примерно 3-3,5 тысячи километров российских дорог разной проходимости.

Вроде бы план на первый взгляд масштабный. Но, учитывая то, к чему экипаж готовился изначально, перед выездом нас не отпускало ощущение, будто глобальное и сложное мероприятие заменили на «загородную прогулку». Честно скажу: от расстройства на остатки подготовки просто забили. Пофигизм наш дошел до того, что в субботу перед выездом «пилот» еще доваривал в гараже Ниву, на которой мы собирались ехать. Остается надеяться, что такая расслабленная подготовка не аукнется нам по пути;).

***

Оказалось, что не так и сложно поместить в 1 маленькую Ниву вещи трех людей на неделю вместе с полным рационом питания, включая, между прочим, комплект гидроснаряжения для моих «нырялок» на Белом море...




В этот раз от практики безостановочных передвижений было решено отказаться: Нива не та машина, где можно комфортно спать на заднем сидении во время движения.

Ромыч погнал машину к Архангельску через Вытегру — Пудож — Каргополь — Няндому. В прошлом году мне уже довелось покататься этим маршрутом за рулем Патриота, так что в этот раз и о дороге-то ничего нового сказать нельзя. За исключением одного забавного момента. На отрезке Пудож — Няндома мы наткнулись на самых настоящих "румынских" разводил.

Чего только не доводилось мне наблюдать на просторах нашей Родины, а такого еще не видела. Группа из трех машин с румынскими номерами и загорелыми накаченными пассажирами останавливала на трассе проезжающие машины и на ломанном русском пыталась объяснить, что у них карточки заблокированы, налички нет. «Купите золотой перстень задешево».


Естественно, в случае с нами мужики были посланы. Чего они, интересно, ожидали от ржавой Нивы с кусками железа (траками) на крыше и тремя пассажирами, похожими на детей Робинзона Круза?. Но вот количество «братков» и их бодро-спортивный вид навели нас на идею заливать нашу уже просыхающую к тому моменту машину из канистры где-нибудь в населенном пункте, а не в глухом лесу.




Вообще, грамотное место выбрали ребятки. Останавливались на их призыв практически все: такова уж особенность русской души. Рядом с крупными городами редко можно кого-то «поймать», даже если у тебя действительно проблемы и тебе нужна посторонняя помощь. А вот чем дальше «в лес», тем активнее народ интересуется твоей судьбой, помогает. Пудож — Каргополь — Няндома — именно та дорога, где остановятся 90% водителей. А дальше все зависит от доверчивости остановившегося.

После неудачной попытки развода «иностранная бригада» обгоняла нас несколько раз. И каждый раз мы потом видели, как на трассе они «обрабатывают» очередных автомобилистов. В один из обгонов мне с пассажирского сидения удалось заснять номера одного из «участников». Была мысль, что мы при случае попробуем сдать их ГАИшникам. Но нас опередили. Весь процесс «сдачи» разворачивался у нас на глазах именно в том населенном пункте, где мы заливались из канистры). В результате в какой-то момент мы объехали уже не просто припаркованную группу машин, а полноценную проверку документов.


Видимо, прикопаться к товарищам было сложно, ведь это была далеко не последняя наша встреча на дороге. Окончательно потеряли из виду мы «несчастных румын», утверждавших в разговоре, что они из Греции, лишь выехав на М8.

***
Дальнейший мой рассказ писался "день в день", поэтому напоминает скорее "хроники с фронта", нежели отчет...


Третий день пути нас не оставляет ощущение, что мы движемся по Земле после третьей мировой (обязательно ядерной!) войны. Погода напоминает не менее чем конец атомной зимы. Что-то среднее между туманом, дымом и маревом начало сгущаться еще в первый вечер после проезда реки Паша в Ленинградской области. Со временем пейзажи становились все мрачнее и мрачнее. Видимость ухудшалась, солнце приобретало красноватые оттенки, всюду преследовал легкий запах горящих торфяников и свежей хвои. Дорожные рассказы случайных встречных о том, что «где-то там есть чистое небо» на третий день начали напоминать легенды.


Это вовсе не утренний туман над Северной Двиной, это «нормальное» состояние дымки, преследовавшей нас не первый день:






«Приятных ощущений» добавила ночевка на Северной Двине. В прошлом году мы уже останавливались в случайном месте между Березником и Емецком. Стоянка запомнилась тем, что место оказалось людным, зато вода хоть и не кристально прозрачная, зато чистая.

В этот раз мы как-то явно промахнулись. Наугад выбранная по карте отворотка была на пределе проходимости «заряженной» Нивы, но привела нас вовсе не к воде, а в чистое поле. Ночью мы упали спать прямо там.

С утра увидели, что река не так уж и далеко. Но вот что это была за река! Видимо, из-за цветения водорослей воды Северной Двины окрасились в непонятно-зеленый цвет. Мечта о погружении в прохладные воды как-то сама собой трансформировалась в желание быстрее отсюда убраться.

Противная зеленая пленка, покрывающая воды Северной Двины:



Тайга сегодня напоминает тропики. 100% влажность. Жара такая, что даже стоя чувствуешь, как потеешь... и бесчисленное количество насекомых:


Сегодня мы наконец-то достигли Архангельска и свернули в сторону, нормально не отрисованую ни на одной карте — в сторону Онежского полуострова. В Северодвинске нас встретил мой друг, снабдив информацией о том, где можно недорого поесть и как выехать на трассу до Онеги.



(забавная надпись на асфальте на выезде из Архангельска)

Северодвинск (фото Кирюнделя)

Северодвинск (фото Кирюнделя)

Где-то за Северодвинском окончательно закончился асфальт... и вот в данный момент мы уже больше сотни километров проехали по грунту в попытках достичь нужного нам берега Белого моря.

Когда асфальт закончился к «естественной» дымке прибавилась пыль грунтовки:



Для Ромыча, судя по всему, та поездка стала отличным "треннигом" на грунтовые дороги... Гоняет теперь, как истинный гонщег;)

Свернув с основной трассы «Северодвинск — Онега» на очередную отворотку, мы порвали в болоте об очередное бревно пыльник. Так что теперь стоим в лесу у концептуальной таблички «6 км» :), пока наш пилот валяется под Нивой.









***

Но после пыльника наши приключения только начинались. А зачем же мы еще ехали больше 1000 км от дома?

Метров через 500 мы наткнулись на первое серьезное препятствие. Не стоит думать, что это была первая лужа: наш пилот опытный преодаленец бездорожья. Просто до этого момента проходимости Нивы на 29-х грязевых колесах хватало, чтобы не выходить и не смотреть каждое очередное препятствие. Здесь смотреть все же пришлось, но, не взирая на меры предосторожности, при проезде лужи нас таки стащило в колею. Мы сели. Как обычно: лебедки нет, второй машины нет.



Сначала пробовали просто копать — бесполезно. Потом уже достали хай-джек (реечный домкрат), сняли траки с крыши (те самые куски вертолетной площадки, что я месяц назад вывезла с Рыбачьего)... и лишь после 3 часов «физических упражнений» в грязи с попытками сбросить машину с джека рядом с колеей, подложить под колеса траки и бревна... мы выехали.







Естественно, к тому моменту уже стемнело и вопроса о продолжении пути даже не стояло. Остановились думать, что делать дальше.

Мы удачно сели практически на горке: там, где была сотовая связь (одно из редких мест для этого уголка Архангельской области). Поэтому вечером, прячась от комаров и мошки в палатке, удалось устроить «удаленное совещание», подключив к процессу принятия решения о дальнейшем движении команду у компьютеров в городе. Я писала, что мы не успели перед выездом собрать всей нужной информации, пришлось задавать удаленно вопросы, ответы на которые мы по идее должны были бы знать, выходя на маршрут.

Мда, тогда мне Леха Гуглил местоположение на карте по координатам и смотрел, что нас окружает. Предлагал вызвать спасателей. Вот уж, наверное, не представлял он тогда, что спустя год сам будет воспринимать такую ситуацию, как норму жизни;) Помогал нам не только Леха, за что всем огромное спасибо!

Из данных, которые им удалось собрать, мы выяснили, что дорога, отмеченная на моей карте как «нормальная проезжабельная дорога в сторону деревни» — это на самом деле зимник, превращающийся летом в энную категорию сложности с точки зрения бездорожья. Другой дороги к деревне нет (т.е. пройди мы этот зимник до конца, обратно нам возвращаться по тому же пути). Теоретически чужие отчеты говорили, что после деревни (которая, кстати, вовсе не на море) дорога должна несколько улучшиться. Но пока это нас не сильно радует.

Мы перед выбором: либо ломиться дальше, надеясь на лучшее, либо посмотреть правде в глаза и развернуться. Правда состоит в том, что времени у нас мало; трактора в деревни точно нет (это тоже выяснили из отчетов). Километров через 5 нас ждет самое сложное препятствие. И еще один момент: если пойдет хоть малейший дождик, дорогу размоет до непроходимого для нас состояния.

Вчера решение было отложено на утро. И вот пришло утро...

***


Утро — время принимать решение. Было обидно, проехав 1400 км пути, развернуться всего после 7 км зимника. Поэтому перед тем как окончательно отказаться от идеи проезда, было решено выслать гонца на пешую разведку.

Гонец рассказал, что впереди буквально в 10 минутах ходьбы — отличное озеро со стоянкой. Оказалось, что наша ночевка с недостатком пресной воды в палатке, расставленной прямо на дороге, была совершенно не необходимым экстримом. Дорога была конкретно размешана до озера, дальше же это была нормальная лесная просека с периодическими лужами — болотцами.

По практике вчерашнего дня, мы могли судить, что даже до озера пришлось бы много и усиленно копать. Более того, гонец так и не дошел до той точки, где, по сообщениям нашего «интернет-десанта», давно сидела стандартная шнива предыдущей группы «туристов». Параллельно начинался дождь, с каждой минутой размывавший глиняный путь назад, к трассе.

В итоге после почти 2х часов, проведенных в попытках принять решение, мы окончательно отказались от идеи ломиться дальше по зимнику.

Уже со всеми предосторожностями проезжаем в обратную сторону препятствие, из которого вчера 3 часа выкапывались:



О направлении дальнейшего движения были самые разные предположения. Их мы обсуждали как раз по дороге к выезду (которая, кстати, тоже была не тривиальна, но хоть как-то проходима). И уехали бы мы из того района со спокойной душой, если бы ни одно событие.

Не доезжая километров 5 до выезда на трассу, мы встретили людей. Как оказалось, московские ребята приехали с рюкзаками на родину предков и пешком пробирались к деревне. Они-то и поселили в наших душах сомнения: по их информации на Нижмозеро была и другая, более качественная дорога. И снова я вспомнила урывками прочитанные отчеты, где было указано, что до Нижмозера проехать можно.

Чтобы уточнить путь, мы проехались в сторону деревушки Кянда. Местные жители подтвердили, что другой путь есть (и что по зимнику никто не ездит, даже таксист на УАЗике, а по другому пути проходит почтовая машина). Для проезда в деревню надо было отвернуть на Верхнеозерск, а там, в лесу, найти нужную проселочную дорожку.

Подготовка машины ко второй попытке пробиться в Нижмозеро:


Дорога на Верхнеозерск уже сама по себе достопримечательность: грунтовка, не обозначенная на картах и снабженная знаком «движение запрещено». На самом деле, это лишь технологическая трасса лесхозпредприятия, по которой носятся полноприводные автобусы и лесовозы.

Чудом у меня на ноуте завалялся не очень качественный спутниковый снимок этого района. Только по нему мы выделили из десятка поворотов с технологической дороги два наиболее очевидных и начали проверять дороги, ведущие от них.

Сказать, что это было бездорожье — не сказать ничего. Даже мысли о том, что туда могут пройти легковые, не возникало. Сложности с грязью были заменены бревенчатой гатью с нетривиальной геометрией. Бревенчатая гать сейчас используется лишь местами. До сих пор такого варианта делать «дороги с покрытием» мне видеть не доводилось.






Экипаж медленно, но верно переформировался в «боевой» вариант: меня, как штурмана с картой, загнали на заднее сидение, спереди сидели водитель и «бегающий штурман». Причем, большую часть препятствий проходили скорее наобум по колее от явно недавно прошедшего УАЗа.



(фото Кирюнделя)

(фото Кирюнделя)

(фото Кирюнделя)

В деревню мы добрались за 2 часа... и на этом поняли, что поездка к морю для нас закончилась. Местные даже не представляют, что можно проехать дальше. Но, даже если верить чужим отчетам в том, что дорога ("направление») дальше есть, то надо было ломиться по зимнику. Ибо мы оказались не с того берега реки, через которую не существовало моста.

Ничем не примечательная деревня Нижмозеро, азимут на которую мы держали двое суток. Деревня, где в качестве такси используется аскетичный УАЗик, а по главной улице можно передвигаться только со штурманом:


В тот же день мы поехали обратно. А на выезде с «лесной дорожки» обнаружились адские шумы из раздатки. Это после почти 10-ти часов ломилова... По первым предположениям нам предстояло движение до Питера со скоростью не более 50 км/ч, т.к. нормально работал только пониженный ряд. А это расстояние в 1500 км.

Это явно был не наш день. Чуть дальше по трассе в сторону Онеги мы по карте видели, что дорога проходит совсем близко от моря, и хотели уж напоследок постоять на берегу Белого моря. Ничего подобного: весь 12-километровый отрезок оказался застроен садоводством.

Пришлось еще с вечера распрощаться с морем и выехать в сторону Северодвинска — нашей единственной надежды на ремонт. Не зная пока источника проблемы, мы рассчитывали поискать б/у раздатку в Северодвинске или Архангельске. К поиску снова пришлось подключить наш «Интернет-десант».

***


В ту ночь мы остановились в первом попавшемся месте на трассе «Онега — Северодвинск».

(фото Кирюнделя)

Почти нигде там не было связи, поэтому узнать заранее, ждет ли нас в Северодвинске б/у раздатка (которую мы просили найти через Интернет), мы не могли. Симптомы поломки были достаточно странные, всю дорогу с вечера, а потом и за вечерним пивом наш пилот-механик строил предположения, в чем же причина.

Была, кстати, у Нивы и еще одна проблема: пропадающие на грунтовке тормоза. И, учитывая преобладание именно грунтовок в этом районе, глюк весьма неприятный.

Построив с десяток предположений о раздатке, наутро было решено проверить одно и самое невероятное из них — обычный недостаток масла. На Ниве раздатка является отдельным агрегатом и щупов для проверки в ней уровня масла не предусмотрено. Шум же на повышенном ряду был такой, как будто на шестернях не хватает зубьев, причем отломанные куски болтаются в картере и периодически попадают в механизм.

...Но, о чудо, доливка помогла!

Итак, почти от Северодвинска мы снова получили возможность двигаться более 50 км/ч. Счастью, естественно, не было предела. Желание начинать движение в сторону дома пропало, но и возвращаться на "недостижимый Онежский" не было никакого желания.

Тупняк в Северодвинске (фото Кирюнделя)

Тупняк в Северодвинске (фото Кирюнделя)

Тупняк в Северодвинске (фото Кирюнделя)

Тупняк в Северодвинске (фото Кирюнделя)

Закупив комплект запчастей для ремонта тормозной системы, мы отправились в другой глухой угол Архангельской области — Пинежский район (Беломоро-Кулойское плато), известный своими карстовыми пещерами и бесконечными сетями грунтовок лесозаготовителей в глухой тайге. Знаю я в тех краях одно озеро, где мне всегда хотелось поплавать с маской. Удивительно прозрачный водоем отличается по цвету даже на спутниковом снимке.


По идее, озеро расположено на территории лесхоза, но есть там один объезд по лесу, позволяющий не сталкиваться со шлагбаумами. Честно говоря, я думала, что им никто не пользуется (тем более, что год назад по формату объезд был «4x4 only»). Каким же было наше удивление, когда в ночной тьме на объезде мы встретили местных мужиков на классике с поморской лодкой на прицепе. Они там плотно застряли, так что для проезда пришлось сначала достать их. Заодно получили сводки последних новостей по району.

***


Вчера мы долго и упорно ехали 250 грунтовых километров, но к полуночи все же достигли «того самого озера». Утром наш пилот-механик занялся любимым делом — разобрал Ниву. Так что окончательно и бесповоротно было решено никуда сегодня не двигаться.

Озеро осталось таким же удивительно-прозрачным, каким я его помнила. «Совершенно случайно» у меня завалялся с собой гидрокостюм со всем барахлом для плавания с маской;)




(фото Кирюнделя)

(фото Кирюнделя)








Несколько подводных снимков, которые удалось сделать до того, как умер предыдущий фотоаппарат:










На дне оказалось совершенно пусто (если не считать слабой растительности и бутылок) и ооочень много топляков. Можно сказать, целый лес.


Это единственный объект, который мне удалось достать со дна... Полуось;)

Дальше отчет не повествует ничего. Собственно, на этом мое сотрудничество с изданием и закончилось.
Можно сказать, что мы благополучно вернулись в Питер, заехав к источнику в районе Голубицино и срезав немного трассы с помощью парома через Северную Двину у устья Пинеги...












(фото Кирюнделя)

(фото Кирюнделя)

(фото Кирюнделя)





Где-то около Ваги Ромычу приспичило успеть на ДР к Нестеру на Ладогу - 1200 км за сутки... Успел;)...







Офис на Ладоге;) (фото Кирюнделя)