8 января 2013 г.

Зимний Крым 2013

Пока я ограничусь обрывистыми текстовыми впечатлениями, а чуть позже подоспеют основные фотки, демонстрирующие более подробно последовательность событий...



Основной осадок, который оставили у меня в голове новогодние каникулы этого года заключается в том, что зимний Крым чем-то очень похож на летний Рыбачий, если, конечно, разом выселить оттуда всех людей вместе с набросанным ровным слоем по всему полуострову мусором.

Первыми мы увидели именно степи мыса Тарханкут, и там сходство - это первое, что приходит на ум при взгляде на голые мертвые степи, соседствующие со скалами и морем. Правда, Рыбачий, в отличие от этого центра туризма, пока еще сравнительно мало населен (популяция браконьеров на квадратный километр полуострова постоянно увеличивается, но все еще очень мала по сравнению с Крымом). И вот именно люди портят все впечатление от Крыма...


Update: Ссылка на фотки в HDR: http://ekatarios.blogspot.ru/2013/01/hdr.html#more.




Наверное, на своем Северо-Западе мы привыкли воспринимать исторические и природные достопримечательности - как часть жизни и в целом окружающего пейзажа. Чего только стоят Ладога или крепость Копорье, Киперорт или карельская глубинка, где у людей не возникает желания огораживать красными ленточками каждый камень необычной формы, чтобы брать деньги за его съемку... Ограждения и туристические тропы у нас не столь назойливы, как, впрочем, и люди, желающие заработать на туризме. Безусловно, и у нас встречается из рук вон плохое размещение, описание которого соседствует в проспектах с многочисленными "VIP". Но кричащий, хватающий за руку и всячески иными способами обращающий на себя внимание "дешевый понт" для меня в Крыму был в новинку. За внимание четырех идиотов, появившихся в "несезон", местные держатели туристических лавок чуть ли драки не устраивали. В Черноморском только для нас запускали отопление в гостинице (там же нас, кажется, пасли в ресторане представители местной милиции с автоматами, чтобы мы не нарвались 1го января на неприятности), на Ай-Петри - открывали запертые заведения... что-то подобное творилось чуть ли не в каждом населенном пункте, который мы проезжали (а таковых было не мало)... Но все описанные усилия по большей части были лишь внешними. Так скажем, "для галочки". "Отопление будет только после 17, а до этого времени я вам дам обогреватель"... "Батарей у нас нет, но вы включите кондиционер на 30 градусов и будет тепло"... "Вот вам меню, но половины из него у нас в наличии нет"... Нас одновременно и затягивали в свои сети туристических услуг "вкусными обещаниями", и относились к потребителям с привычной небрежностью: "это же Юг... все равно приедут!". Те, кто меня знает, в курсе, насколько я не прихотлива к условиям существования. Так что меня не волновали сами по себе детали обслуживания. Но вот попытки выкачать денег из меня за то, что в действительности не стоит ничего, искренне возмущают.
Кстати, тот факт, что наше появление вызывало такой ажиотаж, вовсе не означает, что других людей там не было. При всем при этом вокруг постоянно крутились группы из "туристов" в плохом смысле этого слова: людей, приехавших за деньги купить обещанные им штампованные впечатления и, условно говоря, сфоткаться с "солнцем на ладошке". Создавалось впечатление, что им на самом деле глубоко наплевать на характеристики самого объекта, куда они приехали (историю, природную красоту и т.п.), гораздо важнее для них - поставить галочку о посещении. И чем ближе мы приближались к Южному берегу, тем таких было больше.
Надо сказать, я, не имея возможности доехать до Черного моря, всю жизнь активно прислушивалась к чужим отзывам. Основываясь на чужом опыте, подобные картины мое воображение рисовало для нашего Краснодарского края. Но вот Крым в чужих рассказах всегда выделялся во что-то более приятное. Привыкшие к отдыху на Черном море, похоже, и не замечают всего этого "расцвета культуры 90-х"...
Очень хорошо, что узреть все это мне довелось именно в не сезон, поскольку покажи мне то же самое, еще и с кучей туристов, точно никогда б уже не собралась отдыхать южнее Полярного круга.

Черное море отдыхает...
Крымская кухня, представляющая собой смесь целой коллекции разных культур, не подкачала, а вот с нырялкой, ради которой туда и ехали, почти обломались. Вопреки  моим опасениям, зимой вода Черного моря достаточно прозрачна, но все дни была сильная волна. Что и говорить, зима - сезон штормов.
В первый день, наплевав на неудобства, мы все-таки залезли в воду. Ее температура оказалась даже выше, чем обычно на Рыбачьем, да и ветер на берегу, несмотря на шубы у местного населения, был гораздо комфортнее. Юг чувствовался во всем;)
Волна на тот момент была еще не настолько сильной, чтобы поднимать серьезную взвесь, так что в маски мы все-таки рассмотрели достаточно бедненькие подводные пейзажи недалеко от берега. Но вот фотографировать уже не было никакой возможности: слишком болтало.

Фотографии в альбоме «2013_Крым_От Толяна» Ekatarios на Яндекс.Фотках (автор - Толян):









Под водой не обнаружилось практически ничего интересного: ракушки, крабики, рапаны, мидии, медузы - все они были... но какого-то крошечного размера. Такое ощущение, что, если надводная природа севера старается по-возможности минимизировать свои масштабы, а "отыгрывается" на подводной составляющей, то с югом же происходит наоборот;) Почти субтропические растения над водой при погружении переходят в маленькие и замученные постоянной сменой температуры водоросли и подводных обитателей.
К сожалению, волна не позволила поплавать подальше от берега и поискать обрывы на глубину. Обычно живность, обитающая на горизонтальной поверхности в морях, несколько отличается от того, что живет вдоль вертикалей. Возможно, чтобы проверить теорию относительно того, где искать более богатые участки подводного мира в Черном море, мы еще когда-нибудь наведаемся на Тарханкут, но, явно не в туристический сезон.

Кюветы Ай-Петри
Была у нас и традиционная "движуха" в стиле Stilus in ano. Я и не сомневалась, что сам по себе Крым зимой не так прост. Море и высота, как и на Севере, складывается в дикий компот быстроменяющейся погоды. Главное отличие от севера в данном случае заключается в том, что погодные вариации чаще всего не стоят никому жизни. Но бывают и редкие исключения. Одно такое быстрое изменение мы ощутили на собственной шкуре. Пожалуй, случившееся можно смело добавлять в мою "коллекцию забавных погодных впечатлений", наравне с такими событиями, как "дождь снизу вверх" (Ловозеро, 2010), "гроза во время снежной метели" (Мурманск, 2009) или двойная радуга, дуги которой находятся под двумя разными углами (тоже привезенная в виде фотографии с Баренцева моря).
Настигла нас эта "погода" на высоте около 1000 м над уровнем моря, при попытке подъема на Ай-Петри со стороны Бахчисарая. В начале перевала бортовой термометр Тигуана показывал что-то около +5 градусов по Цельсию, но виднеющиеся впереди вершины уже начинали скрываться в облаках.



По мере подъема дорога сначала была сухой, потом (при пересечении нижнего края облака) - мокрой. Что-то там произошло с давлением, поскольку при +0,5 градусах вода буквально за
несколько минут превратилась в очень скользкий лед.
Я не зря здесь делаю акцент на "очень скользком", поскольку по обычному льду на зимней резине можно спокойно ехать, даже если это горная дорога: угол дорожного полотна там хорошо продуман, почти не встречается резких перепадов высот. Здесь же лед был покрыт моросью из тучи, плюс сам по себе он был не так уж крепок, так что передвижение по нему напоминало езду по разлитому моторному маслу (кто попадал в лужи смазки на дороге, поймет, о чем я). Идти пешком было не легче, а то и сложнее.
Одновременно из-за тучи видимость упала до нескольких метров. Для этого, с одной стороны, постаралось облако... а с другой - естественный конец суток. Въезжали то на перевал мы уже под вечер...
В воздухе висела водяная взвесь, не дававшая ни малейшей надежды на улучшение ситуации в ближайшее время. Почти сразу же перевал встал. Хотя облако обычно гасит шумы, эхо от гор все-таки доносило до нас отдельные людские крики, шум торможения в юза, а иногда и характерные удары. Атмосфера была та еще...
Мы и сами не избежали кювета. Всякие умные системы помощи торможению и противодействию заносам Тигуана (авто, на котором мы ездили в Крым) в этой ситуации показали себя странным образом. С одной стороны, они свое отработали, поскольку, потеряв сцепление с дорогой, мы не упали с обрыва, а, благодаря, выруливанию Толяна, вмазались в откос с противоположной стороны дороги. Здесь нам вообще очень повезло: одним колесом машина заехала на горку (являющуюся заодно бортиком дороги), при этом не встретившись ни с одним камнем. Гася скорость, машина немного накренилась в сторону переворота (честно говоря, сидя сзади, мне казалось, что при таком высоком центре тяжести мы уж точно перевернемся... и покатимся по ледяной горке уже на боку), но удержалась на своих четырех и, не без помощи задней передачи, съехала обратно.
А вот с другой стороны, дальнейшее передвижение было бесполезно, ибо ESP или какая-то другая система ставила машину поперек дороги, как только хотя бы одно из передних колес начинало проворачиваться.
Задним умом мне кажется, что отключив все лишнее (все эти умные системы), машину можно было бы довести в тот день до конца дороги без существенных потерь. Но свобода действий со всех стороны была ограничена разными "но" и "если". Во-первых, руль на льду предоставили мне, а за какие-то 200 - 300 км асфальтовой трассы, ранее проведенных за рулем, я успела почувствовать в этой машине только неудобное расположение педалей газа и тормоза, и ничего больше. Ледяной перевал - не место, где надо "учиться чувствовать" транспортное средство. Во-вторых, я не была готова падать с обрыва с тремя пассажирами на борту, а отпускать их вперед пешком при наличии неуправляемой встречке на летней резине - тоже не было самым безопасным решением. В-третьих, отношение к транспортному средству у нашего основного водителя явно более бережное, чем у меня к Патриоту. А для гарантированного сохранения кузова целым (учитывая окружающую обстановку) лучше было никуда не двигаться вообще.
Переведя дух после кювета, мы разошлись с фонариками в разные стороны, чтобы обезопасить стоящий враскорячку автомобиль. Одновременная разведка местности показала, что впереди по ходу движения есть сравнительно безопасная площадочка, куда можно сдвинуть машину с дороги. Площадка представляла собой отворотку, въезд на которую был перекопан, дабы закрыть доступ туристов в сердце горного массива. Туда то и переместился Тигуан не без помощи "такой то матери".

Встал вопрос: что делать дальше?
Глобально у нас было только два варианта дальнейших действий: оставаться на этой площадке до утра или ехать дальше прямо сейчас. Оба были из рук вон плохими.
Продвижение дальше пугало своей неизвестностью. Мы не знали, насколько далеко облако прошло вниз по дороге (по которой мы только что приехали), зато знали, что там достаточно серьезные повороты и горки, на которых не легко будет удержаться. Что нас ждет впереди - мы не представляли вовсе.
Мимо нашей парковки все время ходили люди из машин, которые на эмоциях рассказывали совершенно разные вещи (вплоть до того, что одни и те же люди при последующих встречах меняли свои показания на противоположные). Кто-то говорил, что вперед страшны только пара поворотов, другие - что там полный алес-капут и мы можем оставаться жить на перевале. Третьи, размахивая руками, делились своими теплыми чувствами по отношению к деревьям в кювете, поскольку те только что спасли жизнь им и их пассажирам (особенно говорливы были пассажиры опеля, который ушел с обрыва с тремя пассажирами, просто переключив передачу). Иными словами, получить достоверные сведения, насколько далеко вперед дорога испорчена погодой, не представлялось возможным. Точно было известно одно: до вершины Ай-Петри (плато, кусок ровной дороги, относительная цивилизация) - около 7 или 9 км.
При всей неизвестности дороги вперед, с перевала нас ничего не выгоняло: несмотря на высокую сырость, температура не опустилась ниже -2 градусов по Цельсию. У нас с собой была "резервная" (как раз на такой случай) палатка, 3 зимних спальника на четверых и бог знает, сколько теплой одежды. Был даже экстренный запас сникерсов и питьевой воды. Из обычного барахла не было только горелки с газом и котелков, но при такой температуре ночью вполне можно было зажариться в палатке и без горячего чая. Таких бонусов не было ни в одной из моих поездок по зимнему северу!
Не было только хороших толстых ковриков, которые изолировали бы нас от сугроба под палаткой. А единственная ровная площадка нашлась в относительной близости от уширения дороги только на очень мокром снегу. Поэтому сама по себе ночь в палатке грозила превратиться в ночь в болоте из мокрых вещей. Еще одно "но" заключалось в том, что машину никак нельзя было убрать с дороги, по которой носятся неуправляемые "болиды" аборигенов на летней резине. Единственное место, где можно было, нарушив правила, свернуть на раскопанную отворотку, было проходимо только для УАЗа... мы даже попробовали грунт лопатой, надеясь сровнять его под Тигуан, но все было бесполезно. Земля замерзла в камень.
Надо отметить, что именно на Ай-Петри УАЗа нам очень не хватало. Медлительный и неповоротливый, он бы без проблем проехал перевал даже в этих условиях, только за счет того, что маневры на льду на заднем приводе у меня уже на уровне рефлексов (при движении на переднем приводе всегда приходится себя контролировать, чтобы не начать выходить из заноса "по-уазовски"). Но, увы, Патриот остался в Питере.

Взвесив плюсы и минусы, я начала настаивать на том, чтобы остаться на месте до утра. Нельзя сказать, что решение оказалось тривиальным. Близость цивилизации так и подмывала начать действовать. К этому же подстрекали и местные, проезжавшие (или проходившие) мимо. Только вот вероятность того, что действия закончатся плохо, была слишком высока. Да и общий настрой явно не способствовал эффективному "преодоленчеству".
По-началу и спутникам идея ночевки показалась бредом, поэтому перед тем, как окончательно расположиться лагерем, мы еще попытались продвинуться вперед. Пока мы придерживали встречку за поворотом, Толян без пассажиров попытался вывести Тигуан из "убежища" и взобраться на следующую горку. Вот здесь то электронные "помощники" и сыграли с ним злую шутку, повернув машину так, чтобы она как можно быстрее упала с обрыва. Выровнять машину мне удалось, только вспомнив весь опыт езды зимой на летней резине;) (Тигуан то был на зимней, но откликался скорее на маневры из разряда "классика на всесезонке", чем на действия, "принятые" для переднего привода).
Этот маневр стал последней каплей на весах сомнений: решено было оставаться, несмотря на косые взгляды местных бомбил на летней резине (как бы говорящих: "выж на зиме... че вам париться то?").
На самом деле, как инициатор этой мокрой и странной ночевки, я боялась только одного: чтобы Толян с Лизой не отморозили себе чего лишнего. За нас с Лехой я не беспокоилась: Лехе вообще на все наплевать в зимнем спальнике, а себе я вокруг поясницы намотала полартека, так, чтобы вода (талый снег), просачивающаяся через дно палатки, коврик и спальник, не доставляла особых неудобств. А вот двум другим "узникам стихии" ночью было совсем не так комфортно. Стоически отказываясь "сдать" кого-то из двоих нам третьим в спарку, они то мерзли, то не спали.
Утром жизнь показалась нам намного лучше. В глубине души мы надеялись, что лед растает, но еще ночью понятно - такой халявы не будет. Зато значительно улучшилась видимость. А, т.к. ушла сырость и подморозило, шипы наконец-то начали цепляться за лед. Здесь даже не имея привычки к конкретно этой машине, мне удалось безопасно доехать не только до вершины Ай-Петри, но и спуститься по серпантину до Ялты. Хотя, повторюсь, сделать это на УАЗике мне было бы гораздо проще.

Наша борьба с Ай-Петринской погодой, по сути, была единственной серьезной движухой, коей обычно наполнены поездки на север. Наверное, поэтому она по итогам всего вояжа почти в 5 тыс. км (считая из Питера) и запомнилась больше всего... Все остальные действия сводились к непрерывному передвижению, поиску гостиниц или ресторанов...

Update: Ссылка на фотки в HDR: http://ekatarios.blogspot.ru/2013/01/hdr.html#more.
Update: Фотки НЕ в HDR: